Товарные и фондовые рынки

Инфляция будет, но не скоро |

В ближайшей перспективе рынкам не стоит слишком беспокоиться по поводу резкого роста спроса, который приведет к инфляции и увеличению процентных ставок, что в свою очередь спровоцирует обвал на рынках. Тем не менее, долгосрочные инфляционные риски гораздо больше смещены в сторону повышения, чем кажется на первый взгляд

Масштабные программы фискальных и монетарных стимулов в США и других развитых странах порождают яростные споры по поводу возможного повышения инфляции в ближайшем будущем. Доходность американских десятилетних казначейских облигаций и ставки по ипотечным кредитам уже растут в ожидании, что Федеральная резервная система США — де-факто глобальный центральный банк — будет вынуждена повысить ставки, что может привести к разрыву пузыря активов по всему миру. И хотя рынки, скорее всего, преувеличивают краткосрочные инфляционные риски на 2021 год, они еще не полностью осознают долгосрочные риски.

Безусловно, огромная макроэкономическая поддержка необходима и сейчас, и в обозримом будущем. Рецессия, наступившая из-за пандемии, оказалась сильнее глобального финансового кризиса 2008 года, и некоторые сегменты американской экономики все еще находятся в отчаянном положении. Более того, несмотря на перспективные разработки в области вакцинации, ситуация с коронавирусом может ухудшиться.

Инфляционные риски

На этом фоне может материализоваться реальный инфляционный риск, если центральные банки лишатся независимости, а глобализация окажется никому не нужна. Политики обоснованно опасаются, что в ближайшей перспективе, если экономика продолжит восстанавливаться, стимулирующие меры и денежные сбережения потребителей будут способствовать взрыву спроса.

Но это вряд ли приведет к внезапному увеличению инфляции, главным образом потому, что рост цен в современных развитых экономиках — это весьма неповоротливая переменная. Даже когда инфляция достигла двузначных цифр во многих богатых странах в 1970-х годах (и превысила 20% в Великобритании и Японии), ей потребовалось немало лет, чтобы набрать полные обороты.

В основном это происходит потому, что темпы роста цен и заработной платы зависят от того, как рабочие и фирмы воспринимают динамику базовой инфляции в экономике. То есть сегодня инфляция весьма чувствительна к долгосрочным инфляционным ожиданиям.

Подобные рассуждения отражают тот факт, что во многих секторах фирмы не хотят слишком активно повышать цены, опасаясь потерять долю рынка. Таким образом, если центральным банкам удастся «зафиксировать» долгосрочные инфляционные ожидания на низком уровне, они смогут затормозить любой продолжительный всплеск инфляции. Годы сверхнизкой инфляции прочно закрепились в общественном сознании.

Все это означает, что даже при быстрой нормализации экономики отложенный спрос и значительные фискальные стимулы не приведут к немедленному всплеску инфляции. Но если политики ограничат независимость центральных банков и не обеспечат своевременную нормализацию процентных ставок, то даже глубоко укоренившиеся низкие инфляционные ожидания могут сойти на нет.

Обратная сторона глобализации

Другой долгосрочный инфляционный риск — еле уловимый, но, возможно, его еще труднее предотвратить. Многие люди сегодня скептичнее относятся к глобализации, чем тридцать лет назад, в основном потому, что, как показывают факты, богатые люди извлекли из нее непропорционально большую выгоду. По мере стремительного роста фондовых рынков рабочим достается все меньший кусок экономического пирога. И многие из предложенных мер, которые помогли бы рабочим сократить расходы, такие как создание профсоюзов и усложнение офшорной деятельности, неизбежно будут означать сокращение торговли.

Разворот процесса глобализации может сильно повлиять на инфляцию. Многие западные страны опасаются, что Китай «съест наш обед», как недавно предупредил сенаторов президент США Джо Байден, призывая к столь необходимому увеличению инвестиций в инфраструктуру США. Возможно это так, но западным людям нужно признать, что, когда речь идет о глобальном производстве, Китай — это тот, кто готовит обед, и в противном случае еда стоила бы гораздо дороже.

В более широком контексте усилия центральных банков по снижению темпов инфляции с 1980 года до финансового кризиса 2008 года в значительной степени способствовали гиперглобализации в тот период. Торговля с Китаем и другими развивающимися странами в сочетании с техническим прогрессом неизменно снижала цены на многие потребительские товары.

Благодаря росту производительности труда и заметному падению цен по причинам, не зависящим от монетарной политики, центральные банки могли относительно легко снижать долгосрочные инфляционные ожидания населения. Но на крупной конференции центральных банков в 2003 году большинство из них на самом деле не захотели признать свою роль в глобализации.

Что ждет рынки

Теперь все может развернуться в обратном направлении, особенно учитывая сильный двухпартийный политический консенсус в Вашингтоне в отношении вызова Китаю. Возможно, политика Байдена, по сути, не будет так сильно отличаться от политики бывшего президента Дональда Трампа, как могут надеяться многие интернационалисты. И даже если США и Китаю удастся сгладить нынешние разногласия, влияние глобализации будет ослабевать, отчасти из-за демографических факторов, как показали Чарльз Гудхарт и Маной Прадхан. Например, согласно прогнозам, в течение следующих двух десятилетий численность рабочей силы в Китае сократится на 200 млн человек.

В итоге, нужно ли паниковать рынкам из-за возможного всплеска спроса, который приведет к росту инфляции и процентных ставок, а затем к повсеместному падению цен на активы? В ближайшей перспективе не стоит сильно волноваться. Не исключено даже, что через год центральные банки задумаются об отрицательных процентных ставках, чтобы вновь разжечь инфляцию и спрос. И не обязательно будет плохо, если инфляция поднимется выше целевого уровня после столь длительного периода низкой инфляции. Однако долгосрочные инфляционные риски гораздо больше смещены в сторону повышения, чем, судя по всему, считают рынки или политики.

Автор статьи: Кеннет Рогофф, профессор экономики Гарвардского университета

Project Syndicate

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»