Мировая экономика

Пандемия идет на убыль. Поменяются ли местами победители и проигравшие?

 Если рассматривать компании сквозь призму кризиса Covid-19, можно разделить их на два типа: те, которые выиграли от него и беспокоятся о том, как они будут жить дальше, когда кризис ослабнет, и те, которые пострадали от него и беспокоятся о том, смогут ли они когда-нибудь вернуться к прежнему состоянию.

Таких резких изменений в экономике, какие произошли из-за коронавирусной пандемии, не было со времен Второй мировой войны. Вечерние посиделки в барах ушли в прошлое, люди научились работать из дома, в пригороды хлынул поток горожан, которым наскучили тесные квартиры, продажи хлорки и бобов взлетели до небес, а рестораны со стопками стульев на столах стояли пустыми.

Чтобы осознать, насколько масштабными были изменения, хватит и беглого взгляда на данные. Например, статистика Министерства торговли США показывает, что за 12 месяцев, закончившихся в 1-м квартале, потребительские расходы на спиртные напитки выросли на 16%, а расходы на такси и услуги по совместному использованию транспортных средств упали на 52%. По данным Министерства труда США, в апреле на складах, подобных тем, которые повсюду строит Amazon.com, работало почти на миллион человек больше, чем до пандемии. В этом месяце, по данным Управления транспортной безопасности, через контрольно-пропускные пункты прошло лишь две трети от того количества путешественников, которое наблюдалось тот же период 2019 года.

Часть компаний выиграла от таких изменений, часть – проиграла, но статус вовсе не определяется их состоянием до начала пандемии. Помните, как молодежь не собиралась покупать дома? Сейчас продажи жилья находятся на самом высоком уровне со времен кризиса. Помните, как современные потребители утверждали, что ценят опыт, а не вещи? Расходы на товары для отдыха, например телевизоры и лодки – то есть именно на вещи – в 1-м квартале выросли на 14% по сравнению с прошлым годом, в то время как расходы на досуговые мероприятия, например шоу и другие развлечения, снизились на 20%.

Большой вопрос в том, насколько постоянными окажутся эти изменения. От ответа на него зависят большие деньги. Например, бизнес авиаперевозчиков после пандемии будет не таким успешным, если компании решат, что большинство встреч с поставщиками, находящимися далеко от офиса, следует проводить в режиме телеконференции. Будущее компании Clorox будет более светлым, если сохранится страсть к наведению чистоты. Компания Peloton будет продавать больше, если люди решат не возвращаться в спортзал. Потоковые сервисы будут работать лучше, если люди, подписавшиеся на них во время пандемии, решат, что просмотр фильмов с дивана остается хорошей альтернативой походу в кино; для сетей кинотеатров все будет наоборот.

Легко делать огульные заявления о том, как кризис изменил ситуацию («Молодежь в ходе самоизоляции научилась делать тосты с авокадо сама и теперь никогда больше их не купит!»), но в действительности изменения могут быть не столь однозначными. Например, интернет-магазины отобрали у традиционных точек значительную долю розничных продаж. Ждать ли нам охлаждения? Возможно, но в какой степени? То же самое можно сказать и о буме в жилищном строительстве и вызванном им шквале активности – от роста продаж бытовой техники и товаров для дома, от чего выиграли Home Depot и Lowe’s, до стремительного роста цен на пиломатериалы.

Еще одна загвоздка заключается в том, что по мере ослабления ограничений люди могут с энтузиазмом приняться за вещи, которых им не хватало на карантине, например, посещение ресторанов и спортивных матчей, однако эта волна быстро схлынет. Интерпретация раннего посткризисного периода как новой нормы («Молодежь уже забыла, как готовить тост с авокадо!») может оказаться огромной ошибкой. Люди никогда не будут делать заказы в таком объеме, как в разгар пандемии, и это не очень хорошо для компаний по доставке, например DoorDash. Но то, как компании по доставке изначально будут вести себя в открывшейся экономике, может также не отражать их перспективы.

Это делает инвестиционную среду необычайно запутанной: компании выдвигают конкурирующие версии того, каким будет будущее, а аналитики и другие эксперты принимают разные стороны. Футуристы, которые правильно предскажут, как будет выглядеть мир после уникального шока, вызванного пандемией, будут скорее удачливыми, чем талантливыми. Лучшее, что могут сейчас сделать инвесторы, – опереться на собственные здравые суждения, не забывая, что они могут оказаться ошибочным.

— Автор Justin Lahart, [email protected]; перевод ПРАЙМ, +7 (495) 645-37-00, [email protected]

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»