Мировая экономика

Терпение лопнуло: Евросоюз готовится наказать Польшу

Польша спровоцировала сильнейший кризис в истории Евросоюза, отказавшись признавать приоритет законов ЕС над национальным законодательством. О возможных последствиях нового конфликта Варшавы с Брюсселем — в материале «Прайма».

ВАРШАВСКИЕ РАСКОЛЬНИКИ

Европейский союз столкнулся с сильнейшим кризисом со времен Брексита: на прошлой неделе Конституционный суд Польши признал несовместимыми с Конституцией страны три положения базового документа Евросоюза — Лиссабонского договора. В том числе пункт о приоритете решений Евросоюза над национальным законодательством. По мнению польский судей, при соблюдении этого пункта «Республика Польша не может действовать как суверенное и демократическое государство».

Таким образом, Варшава фактически признала верховенство национального законодательства над директивами ЕС, освободив себя от обязанности исполнять постановления Евросоюза. «Европейский союз вступает в новый этап, в котором органы Европейского союза действуют вне пределов полномочий, предоставленных Республикой Польша», — указал польский Конституционный суд в своем решении.

Формально речь идет о том, что Польша вступила в ЕС в 2004 году и взяла на себя обязательства, установленные законодательством ЕС на тот момент. Но в 2009 году вступил в силу Лиссабонский договор, предусматривающий гораздо большие полномочия центральных органов Евросоюза. Поэтому поляки считают, что имеют право выполнять лишь те его пункты, которые выгодны им.

«В тех вопросах, где мы не договорились, что они должны быть хотя бы частично переданы Европейскому Союзу, применяются только польские правила, Европейский Союз не имеет к этому никакого отношения и не имеет права вмешиваться», — заявил на прошлой неделе вице-премьер Польши, лидер правящей партии «Право и справедливость» (ПИС) Ярослав Качиньский.

То, что Лиссабонский договор в свое время подписал премьер-министр Польши Дональд Туск, варшавских чиновников не смущает: они просто объявили Туска предателем национальных интересов и пособником Брюсселя. Похоже, решили взять пример со своих украинских коллег, объявивших предателем и иностранным пособником своего бывшего президента, чтобы не возвращать кредит России.

ЯЗЫК УЛЬТИМАТУМОВ
Поводом для очередного и самого острого конфликта между Варшавой и Брюсселем стала реформа польского Верховного суда, начатая в 2017 году. Она предусматривала создание Дисциплинарной палаты, членов которой назначил подконтрольный правительству Национальный совет судопроизводства. Кроме того, был принят закон о снижении возраста ухода на пенсию судей, в соответствии с которым в отставку были отправлены все члены Верховного суда, кроме тех, чьи полномочия польские власти продлили в индивидуальном порядке.

Летом 2019 года Суд Евросоюза постановил, что закон о снижении пенсионного возраста судей нарушает европейские нормы о независимости судебной власти, а в апреле прошлого года — обязал Польшу «немедленно приостановить» действие всех законодательных актов, касающихся работы Дисциплинарной палаты.

«Дисциплинарная палата может принимать решения по профессиональной деятельности судей, однако не является независимым судебным органом, — указали эксперты ЕС. — Речь идет, в частности, о делах, касающихся лишения судей иммунитета для открытия против них уголовных процедур. Для судей перспектива предстать перед инстанцией, независимость которой не гарантирована, может стать сдерживающим фактором и повилять на их собственную независимость».

Новый виток конфликта начался в марте этого года, когда премьер Польши Матеуш Моравецкий обратился в Конституционный суд с запросом о том, какое право имеет приоритет в стране — европейское или национальное.
В июле Еврокомиссия пригрозила Варшаве денежными штрафами, если требования Брюсселя относительно Дисциплинарной палаты не будут выполнены. Тогда же экс-премьер Польши Дональд Туск, поставивший свою подпись под Лиссабонским договором, в интервью телеканалу TVN24 обвинил Варшаву в подрыве ЕС. «Если появится больше государств, которые будут настаивать на том, чтобы как-то навредить Евросоюзу, организации может прийти конец».

В ответ один из инициаторов судебной реформы 2017 года, польский министр юстиции и одновременно генпрокурор Збигнев Жёбро в интервью газете Rzeczpospolita обвинил Брюссель в «незаконном шантаже, осуществляемом Судом ЕС» и заявил, что «Польша не обязана состоять в Евросоюзе любой ценой».

ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО

Сейчас, после вполне предсказуемого решения польского Конституционного суда, кризис достиг апогея. В прошлый четверг крупнейшая в Европарламенте фракция Европейская народная фракция (EPP) выступила с заявлением, что правительство Польши «утратило авторитет» и ведет страну к выходу из Евросоюза.

В пятницу государственный секретарь при МИД Франции Клеман Бон назвал решение польского Конституционного суда атакой против Евросоюза. «Это очень серьезно, — подчеркнул он. — Это вовсе не технический или юридический вопрос. Это вопрос политический, который входит в длинный список провокаций против Европейского союза». В тот же день глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что все решения Европейского суда являются обязательными для властей всех государств-членов, включая национальные суды. «Закон ЕС имеет приоритет над национальным законодательством, включая конституционные положения», — напомнила она.

В субботу председатель Европарламента Давид Сассоли сообщил, что «Еврокомиссия ведет переговоры с польскими властями по поводу основополагающих принципов, несоблюдение которых может заблокировать утверждение плана восстановления Польши». Сассоли напомнил, что в конце 2020 года Совет ЕС и Европарламент условились считать соблюдение принципа верховенства права решающим критерием при распределении бюджетных расходов между членами сообщества, включая фонд восстановления стран ЕС после пандемии. «Еще есть шанс избежать необратимого кризиса, — прозрачно намекнул глава Европарламента. — Однако должно быть ясно, что примат европейского права над национальным не может быть поставлен под сомнение».

УДАРЯТ ПО КОШЕЛЬКУ

И Брюссель, и Варшава заявляют, что не хотят выхода Польши из ЕС. «Вступление Польши и стран Центральной Европы в Европейский союз является одним из самых важных событий последних десятилетий и для нас, и для самого ЕС, — написал в Facebook польский премьер-министр Матеуш Моравецкий. — Мы все на этом выиграли. Поэтому я ясно говорю: место Польши есть и будет в европейской семье народов».

Его волнения понятны — 80% поляков выступает против выхода из ЕС, оппозиционные партии и движения в Польше на фоне нынешнего конфликта с Брюсселем стремительно набирают популярность, и перспектива проигрыша «Права и справедливости» на следующих выборах становится реальнее с каждым днем. Для Брюсселя выход еще одного государства из ЕС станет серьезной имиджевой потерей.

Но и просто закрыть глаза на польский демарш ЕС не может. Поэтому поляков будут возвращать к реальности с помощью финансовых рычагов, на что уже намекнул Давид Сассоли. Польша — самый большой получатель денег от Евросоюза: 12 миллиардов евро в год. И это главный рычаг влияния Брюсселя на Варшаву. «Еврокомиссия и так уже несколько недель задерживает принятие положительного решения о выделении 57 миллиардов евро для поддержки экономик стран ЕС в связи с последствиями пандемии. Деньгам не дадут хода, пока вопрос о соблюдении принципов правового государства в Польше не будет решен», — сообщает германский еженедельник Spiegel.

Кроме того, под вопросом оказывается выделение Польше 36 миллиардов евро из Фонда восстановления и устойчивости, считает глава направления европейской экономики британской аналитической компании Oxford Economics Ангел Талавера. «Выделение этих денег должно быть одобрено Еврокомиссией, а также квалифицированным большинством государств-членов ЕС», — напоминает эксперт. Но поляки так разозлили большинство своих партнеров по Евросоюзу, что добиться такого большинства почти нереально.

Наконец, не за горами обсуждение бюджета ЕС на следующий год и размеров выплат разным странам в рамках так называемой «программы сплоченности». Главные бюджетные доноры Евросоюза — Германия, Австрия, Дания, Швеция и Нидерланды — на которых в совокупности приходится 75% бюджета ЕС — из года в год выступают за сокращение своих выплат в общий европейский кошелек. Демарш Варшавы может стать для них серьезным дополнительным аргументом в пользу сокращения «программы сплоченности».

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ КРИЗИС

Даже если Брюссель и Варшава смогут путем взаимных уступок уладить нынешний конфликт, противоречия между ними никуда не денутся. Дело в том, что конституционный демарш поляков — это не просто демонстрация независимости, а попытка навязать Евросоюзу новый смысл существования.

Сейчас ЕС раздирают две концепции. «Старые» члены, в первую очередь Франция, видят Евросоюз практически федеративным государством — одной из мировых сверхдержав, и ставят цели по увеличению европейского влияния в мире. Об этом прямо заявил французский президент Эммануэль Макрон на неформальном саммите ЕС в Любляне в начале октября.

«Новые» члены — бывшие соцстраны видят в ЕС гражданский аналог НАТО, главная задача которого — сдерживание «агрессивной России». И постоянно требуют от Брюсселя миллиарды евро на различные проекты, не имеющие экономического смысла, но ущемляющие интересы Москвы, — типа железной дороги Baltic Rail или газовой инфраструктуры для поставок в Восточную Европу голубого топлива из США, Норвегии и Ближнего Востока.

При этом Польша, Чехия и прибалтийские республики искренне считают, что их главная обязанность в рамках ЕС — вредить России, а основная обязанность западноевропейских стран — без лишних вопросов выделять деньги на эту вредоносную деятельность и ни во что не вмешиваться. Некоторое время это работало, однако последние кризисы доказали, что Россия нужна Евросоюзу не в качестве мальчика для битья, а в качестве надежного и доброжелательного делового партнера, способного прийти на помощь в трудную минуту. Так что есть ощущение, что меняться в этой ситуации придется именно восточноевропейским странам.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»